Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

shade

Труби - Анатомия рассказа 0006

Джон Труби || John Truby
«Анатомия рассказа» || The Anatomy of Story
0006

Предыдущая глава: Написание истории

ЗАМЫСЕЛ

Майкл Крайтон не создает таких глубоких персонажей, как Чехов, или такие блистательные сюжеты, как Диккенс. Зато он лучше всех в Голливуде по части задумок. «Парк Юрского периода», скажем. Эта история могла вырасти из подобной идеи: «Что, если взять двух главных тяжеловесов эволюции - динозавров и человека - а затем заставить их сразиться?». Сразу интересно!

Есть множество способов начать писать. Некоторые писатели предпочитают первым делом разбить историю на семь основных шагов (мы рассмотрим их в следующей главе). Но начнем с предельно короткого выражения истории - замысла в одной строке.

Что такое замысел?

Если сжать вашу историю до одного предложения, то это и будет замысел. Простейшее сочетание персонажа и сюжета, обычно включающее событие, с которого все начинается, общее представление о персонаже и чуть-чуть сведений о концовке.

Примеры:

- Крестный отец: младший сын мафиозной семьи мстит тому, кто застрелил его отца, становясь при этом новым крестным отцом.
- Власть луны: пока муж в Италии, жена влюбляется в его брата.
- Касабланка: суровый американский эмигрант вновь находит былую любовь, но вынужден расстаться с ней ради борьбы с нацистами.
- Трамвай «Желание»: стареющая красавица пытается окрутить мужчину, при этом на нее постоянно нападает грубый муж ее же сестры.
- Звездные войны: когда принцесса в опасности, юноша использует свои боевые умения, чтобы спасти ее и победить зло в галактической империи.

Есть множество причин, почему хороший замысел важен для успеха. Во-первых, Голливуд продает фильмы по всему миру, зарабатывая значительную часть прибыли в первую неделю их показа. Для этого продюсеры ищут «крутую идею» - замысел для фильма, сжатый до броского описания в одну строчку, которая будет мгновенно всеми понята и зрители бросятся в кинотеатры, чтобы увидеть обещанное.

Во-вторых, замысел служит вам вдохновением. Это тот самое озарение, когда вы говорите «Вот! Идея! Отличная получится история!». Волнение этого момента дарит вам энергию и упорство, необходимые для многих месяцев, если не лет, работы.

Тут мы сделаем еще один важный вывод: замысел одновременно является и вашей тюрьмой. Как только вы решите развивать одну идею, придется отказаться от тысяч других, которые вы развивать не будете. Будет лучше, если вам очень нравится тот мир, который вы выбрали.

КЛЮЧЕВОЙ МОМЕНТ: то, что вы выберете в качестве темы, намного важнее того, как вы решите это описывать.

Последняя причина, по которой вам стоит выбрать хороший замысел: на этом решении будут основываться все прочие решения, которые придется принимать в процессе работы над историей. Персонажи, сюжет, тема, символы - все вырастет из идеи. Напортачив с замыслом, вы ничем не сможете это исправить. Если фундамент кривой, сколько ни трудись над стенами и перекрытиями, здание будет ненадежным. Вы можете быть мастером создания персонажей, гением сюжета, маэстро диалогов, но при слабом замысле спасти историю не удастся.

КЛЮЧЕВОЙ МОМЕНТ: девять из десяти писателей терпят неудачу с замыслом.

Причина, почему неудачи так часты - писатели не знают, как развивать идею, как добывать золото, скрытое в ее глубинах. Они не понимают, что основная ценность задумки в том, что она позволяет исследовать историю полностью, что она может принимать любую форму до того, как вы что-то написали.

На примере замысла хорошо видно, как опасен недостаток знаний. Большинство сценаристов знают, как Голливуд ценит крутые идеи. Но они не знают, что эта маркетинговая уловка не подскажет им детали, необходимые для живой истории.

Также они не знают про врожденную слабость любой крутой идеи: она дает вам всего две или три сцены. Это сцены сразу перед сюжетным поворотом и сразу после него. Они делают ваш замысел уникальным. Но в среднем художественном фильме от 40 до 70 сцен. В романе сцен может быть в два-три раза больше. Только полное знание техники повествования позволит вам преодолеть ограничения крутой идеи и успешно рассказать историю от начала до конца.

Первый способ найти золото в идее - это время. Не спешите, начиная писать. Я говорю не про часы и даже не про дни. Я говорю про недели. Не совершайте обычную любительскую ошибку, бросаясь немедленно превращать свежую идею в последовательность сцен. Через двадцать-тридцать страниц вы зайдете в тупик, из которого не сможете выбраться.

Фаза работы с замыслом - то время, когда вы нащупываете стратегию своей истории, видите полную картину и думаете над общими очертаниями и развитием истории. Начинаете вы практически с пустого места. Вот потому фаза замысла - самый вольный момент в писательском процессе. Вы зондируете неразведанную почву, изучаете возможности, чтобы понять, что сработает, а что - нет, смотрите, что складывается в живой организм, а что распадается на части.

То есть, вам нужно сохранять гибкость, оставаться открытым для разных вариантов. Именно здесь использование живого творческого метода наиболее важно.

Следующая глава: Развитие замысла
shade

Труби - Анатомия рассказа 0004

Джон Труби || John Truby
«Анатомия рассказа» || The Anatomy of Story
0004

Предыдущая глава: Плоть истории

РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ

Чтобы увидеть, как развивается живая история, обратимся к природе. Подобно рассказчику, природа часто соединяет детали в какую-то последовательность. На рисунке ниже показаны отдельные детали, которые еще предстоит соединить.


Природа знает несколько основных способов конструирования и несколько их вариантов: линейный, извилистый, спиральный, ветвящийся и взрывной. Рассказчики используют те же принципы, по отдельности и в сочетаниях, чтобы связывать события в историю. Линейный и взрывной принципы - антиподы друг друга. В линейной модели одно событие следует за другим по очереди. Во взрыве все происходит одновременно. Извилистый путь, спираль и ветвление - производные от сочетания линейной модели со взрывной. Давайте посмотрим, как они работают в историях.

Линейная история наблюдает за одним главным персонажем с начала до конца, вот так:



Она объясняет события биологическими или историческими причинами. Большинство голливудских фильмов линейны. Они рассказывают про одного героя, который изо всех сил преследует свою цель. Зрители наблюдают историю этой погони и то, как герой меняется в процессе.

Извилистая история движется по прихотливому маршруту без легко угадываемого сразу направления. В природе подобную форму имеют реки, змеи и извилины мозга:



Извилистый характер свойственен мифам, вроде «Одиссеи», комическим историям про путешествия («Дон Кихот», «История Тома Джонса», «Приключения Гекльберри Финна», «Маленький большой человек», «Не будите спящую собаку»), большинству историй Диккенса («Дэвид Копперфильд»). У героя есть желание, но оно не слишком интенсивное, он проходит большой путь, но зигзагами, наудачу, встречает множество персонажей из разных слоев общества.

Спиральная история движется по кругу, сходясь к центру:


В природе это циклоны, рога и раковины улиток.

Очень ценят спираль триллеры, вроде «Головокружения», «Фотоувеличения», «Разговора» и «Помни», где персонаж постоянно возвращается к какому-то событию или воспоминанию и изучает его все более пристально.

Ветвящаяся история - система линий, исходящих из нескольких точек, дробящихся, добавляя все новые и новые и все более мелкие детали, вот так:



В природе так выглядят листья, деревья и водосборные бассейны.

В повествовании каждая ветвь обычно представляет цельное сообщество, описанное подробно, или подробно описанный уровень этого сообщества, который изучает герой. Ветвление встречается в более сложных историях, вроде социальной фантастики («Путешествия Гулливера», «Эта прекрасная жизнь»), или историй с множеством персонажей («Нэшвилл», «Американские граффити», «Траффик».

Взрывная история состоит из множества лучей, расходящихся в разные стороны одновременно. В природе такое свойственно вулканам и одуванчикам.


В повествовании вы не можете показать аудитории сразу несколько вещей одновременно, даже в одной сцене, хоть как-то разделять их придется. Поэтому взрывных историй, строго говоря, не бывает. Но можно создать иллюзию одновременности. В фильмах, скажем, это делается при помощи быстрой смены сцен.

Истории, демонстрирующие одновременность действий (или ее иллюзию), используют сравнение, чтобы объяснить происходящее. Видя несколько деталей одновременно, зрители схватывают ключевую идею, вложенную в каждую из деталей. Такие истории больше внимания уделяют изучению мира, демонстрации связей между элементами и их расстановке - как они вписываются (или не вписываются) в общую картину.

Истории, имитирующие одновременные события, обычно используют ветвящуюся структуру («Нэшвилл», «Американские граффити», «Траффик», «Сириана», «Криминальное чтиво», «Столкновение», «Тристрам Шенди», «Улисс», «В прошлом году в Маринбаде», «Регтайм», «Кентерберийские рассказы», «Секреты Лос-Анджелеса», «Ханна и ее сестры». Каждая представляет свое сочетание линейного и одновременного повествования, но все они имеют дело с яркими персонажами, действующими в мире одновременно, а не с одним персонажем, развивающимся от начала истории к концу.

Следующая глава: Написание истории

shade

Бубняж

Худшее, что произошло с кинематографом за последние годы -- это не "Ночной дозор" и не "Волкодав", а повальный дубляж (от "давать дуба") иноязычных фильмов. Тошнотные голоса, старательное пыхтение, вздохи, чавканье, пришлёпывание губами, потусторонние интонации. Словно взвод размалёванных транссексуалов глумится  над монашкой, невесть как очутившейся ночью в Гарлеме.
Проклятье, лучший способ угробить хороший фильм - отдать его на переозвучку нашим профессиональным актёрам.

Пожалуй, если бы в кинотеатрах показывали фильмы с закадровым переводом или субтитрами, я даже преодолел бы отвращение к запаху попкорна и вытерпел бы свет экранов мобильных сотовых телефонов.
  • Current Music
    Chthoniс - The Gods Weep
  • Tags
shade

Сквозной персонаж

Обратите внимание: в каждом фильме про тяжёлую судьбу заключённых появляется один и тот же персонаж; внешность его меняется, но фамилия остается прежней. Он портил жизнь Сталлоне в «Тюряге», потом Шину в «Лёгких деньгах»…
Зовут этого человека «шеф Уорден», конечно.
  • Current Music
    Korpiklaani - Kirki